Он был податлив и текуч —
Струился как вода.
Он запирал всегда на ключ
Улыбку и слова.
И сторонился острых тем,
Терпеть не мог углы,
И убегал от всех проблем
В придуманные сны.
Он знал, что есть на свете Бог,
И стыд, и Высший Суд,
Но лгал под выдох и под вдох,
Раз все на свете лгут.
Не потому, что так хитер,
Он просто был водой,
Воруя с самых давних пор
Возможность быть собой.

Она была совсем другой,
Ей было что терять —
В её короткий век звездой
Ей выпало сгорать.
Хотелось падать и светить
Сквозь тучи и ветра…
Хотелось искренно любить,
Сжигая ложь дотла.
И ей казалось только так
Становится светлей,
А что сгорит сама — пустяк,
Ведь это для людей!
От медных лучиков волос
До пламени ногтей
Мечталось ей почти до слез
Сгореть в любви своей.

Как странна логика судьбы,
Когда всего в три дня
Огонь попал под власть воды,
Вода — под власть огня.
Им было вместе хорошо,
И страшно было врозь,
Ах, как же сладко и грешно
Им ночью не спалось…
У них случались то пожар,
То буря, то потоп,
Ведь быть самим собою — дар
Святых и недотеп.
Но ничего не изменить,
И где уж им понять,
Что тех, кого дано любить
Бессмысленно менять.
Вода останется водой —
Скользнет сквозь щелку пар,
А пламя звёздочкой-искрой
Вернет свой свет и жар.
И лишь любовь обречена
На то, что все пройдет —
Золой развеется она
И вмёрзнет пеплом в лед…

ЕСТЬ ЧТО СКАЗАТЬ? ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here